Дракон из Тараскона

В стародавние времена на том месте, где король Рене построил свой знаменитый замок, была огромная скала, подножие которой уходило в глубокие воды Роны. В этой скале, у самой поверхности воды, зияла широкая расщелина, а в той расщелине жило чудовище, до того страшное и жестокое, что местные жители пребывали в постоянном страхе за свое добро и свою жизнь.

(далее…)

Дрозд и лис

Давным-давно, в былые времена, когда куры петухами пели, свил себе дрозд гнездо, вывел птенцов и обучил их всему, чему полагается.

Только они собрались вылететь из гнезда, как подкрался лис, схватил их и унес.

Возвращаясь к своему гнезду, дрозд издалека увидел, что лис доедает его птенцов.

(далее…)

Дочь испанского короля

Это было в те года,

Когда у кур росли рога.

Жил когда-то в Испании король, у которого умерла жена. Он очень любил королеву и так был опечален утратой, что поклялся больше не вступать в брак, если только не найдется девушка, которая во всем походила бы на умершую и которой свадебный наряд королевы пришелся бы впору. А королева была красоты и стройности необычайной, и поэтому король был убежден, что будет вдовствовать до конца своих дней.

(далее…)

Домовые

В давние времена в Монтье был домовой, который повадился ходить каждую ночь в конюшню дядюшки Шалуан; он чистил лошадей скребницей, расчесывал хвосты и гривы, засыпал им корм и поил их. Лошади раздобрели, залоснились, но овес в закромах убывал очень уж быстро, и невозможно было дознаться, кто его крадет. Однажды дядюшка Шалуан сказал себе: «Должен же я наконец дознаться, кто чистит моих лошадей и крадет мой овес!»

(далее…)

Домовые

Жил-был на свете добрый дровосек. Целые дни проводил он в лесу, с раннего утра и до поздней ночи дрова рубил. Были у него три дочки, одна другой краше, и каждый день на обед приносили они ему в лес по очереди большой котелок горячей похлебки.

Однажды, когда работал отец в лесу, вышел из чащобы страшный зверь; не зверь даже, а настоящее чудовище — и шасть прямо к дровосеку! Побледнел от страха старик, топор из рук выронил, а зверь ухватил его за руку и говорит:

(далее…)

Дележ

Раз орел сказал ястребу и сороке: — Давайте охотиться вместе. И вот орел, ястреб и сорока отправились на охоту. До захода солнца они поймали много дичи, штук триста.

— А теперь давайте делить добычу, — сказал орел. — Сорока, раздели все поровну между троими.

(далее…)

Два горбуна и гномы

Жили-были два горбуна, два товарища, Нонник и Габик.

Занимались они портняжничеством и каждое утро отправлялись искать работу по окрестным фермам и замкам: один — в одну сторону, другой — в другую.

Однажды вечером Нонник возвращался с работы один, и когда он проходил по пустынной местности Пенанроку, недалеко от городка Плуара, он услышал тоненькие голоса. Они напевали:

(далее…)

Два старых солдата

Жили когда-то два солдата, каждому из них уже перевалило за шестьдесят. Выйдя в отставку, они решили вернуться к себе на родину. Дорогой они стали советоваться друг с другом:

«Как нам теперь заработать себе на пропитание? Обучаться ремеслу нам уж поздно, а если мы станем просить милостыню, нам скажут, что мы еще можем работать, и ничего не будут нам подавать». Тогда один из них сказал:

(далее…)

Выклеванное сердце

Раз вечером во время карнавала влюбленный рыцарь спросил у своей дамы:

— Прекрасная, когда же вы полюбите меня?

— Я полюблю вас тогда, когда вы достанете мне Золотой цветок, тот, что поет на восходе солнца.

— Прощайте, прекрасная! Ждите меня вечером в день святого Филиппа на пороге вашего дома.

(далее…)

Грот Корбьер

В те времена, когда самые древние старики нашего прихода еще без штанов бегали, Агнеса Депе жила со своим мужем в уединенном домике, там, где начиналась дорога в Корбьер. Дорога эта проходила мимо грота фей, и вход в него был хорошо виден с моря. В ночной тиши Агнеса часто слышала, как стучало колесо прялки, и глухой звук его шел как будто из-под .камня у очага. Иногда под камнем пел петух, плакал ребенок, порой было слышно, как в маслобойке сбивают масло. Но ни Агнеса, ни ее муж не боялись этих подземных звуков, так как знали, что они исходят от фей, живших в гроте Корбьер, — феи же эти не были злы, и никто не мог сказать о них ничего дурного.

(далее…)