Гансль-Игрок

Жил когда-то человек; он только одно и знал, что в карты играть, и прозвали его потому Гансль-Игрок; а так как он не переставая играл, то и проиграл и свой дом, и все, что у него было. И вот, как раз в последний день, когда заимодавцы хотели забрать у него и дом, явился к нему господь бог, а с ним вместе святой Петр, и попросились к нему на ночлег.



Гансль-Игрок и говорит:


— Хотите, оставайтесь ночевать, но дать вам постель и накормить вас я не могу.


Тогда господь бог сказал, что пусть он только их на ночлег пустит, а еды они уж сами себе купят. Гансль на это согласился.


Вот дал ему святой Петр три гроша, чтоб пошел Гансль к булочнику купить хлеба. Пошел Гансль-Игрок, но проходил мимо дома, где обычно всякие игроки-шулера собирались, которые у него все и повыиграли; они подозвали его и стали ему кричать:


— Гансль, поди-ка сюда!


— Да, — говорит он им, — вы хотите у меня и эти три гроша выиграть.


Но они его не отпустили. Вошел он к ним и проиграл эти три гроша. А святой Петр и господь бог все ждут его дожидаются, а он назад не возвращается. Вышли они тогда к нему навстречу. Приходит Гансль-Игрок и говорит, что деньги, мол, у него из кармана в дыру проскочили и он все время лазил да их разыскивал. Но господь бог уже знал, что тот их проиграл.


Дал ему святой Петр еще три гроша. Ну, уж теперь Гансль не дал себя ввести в соблазн и принес святому Петру хлеба. Вот спрашивает господь бог Гансля, не найдется ли, мол, у него вина, а Гансль-Игрок говорит:


— Нет, сударь, бочки все у меня порожние.


Говорит тогда господь бог, чтоб спустился он в подвал:


— Там теперь самое лучшее вино стоит.


Долго не хотел Гансль-Игрок этому верить, но, наконец, сказал:


— Ладно, схожу в подвал, но я-то ведь знаю, что вина там нету.


Начал он нацеживать из бочки, и вдруг потекло из нее самое лучшее вино.


Принес он господу богу вина, и остались они у него ночевать.


На другой день, рано на рассвете, говорит господь бог Ганслю-Игроку, чтоб выпросил он у него для себя три награды. Думал господь, что тот будет просить, чтоб пустил он его на небо, но Гансль-Игрок попросил у него карты, которыми можно было бы всегда выигрывать, такую же игральную кость и дерево, на котором росли бы разные плоды и овощи, и если б кто на то дерево взобрался, то спуститься оттуда назад бы не мог, пока он сам ему не прикажет. И дал ему господь бог все, что он попросил, а затем ушел вместе со святым Петром.


Только теперь и начал Гансль-Игрок играть по-настоящему, и в скором времени выиграл целых полсвета.


Говорит тогда святой Петр господу богу:


— Дело не к добру клонится, этак в конце концов он весь свет выиграет. Надо бы нам послать к нему смерть.


И они послали к нему смерть. Приходит смерть, а Гансль-Игрок как раз в это время сидел за игорным столом. Вот смерть и говорит:


— Гансль, выйди-ка сюда на минутку.


А Гансль-Игрок ей отвечает:


— Подожди маленько, пока игра кончится, а пока что взберись на то вон дерево, да что-нибудь сорви, чтоб было нам что по дороге жевать.


Вот смерть и взобралась на дерево; захотелось ей вниз спуститься, но она никак не могла, и заставил ее Гансль-Игрок сидеть там целых семь лет, и за это время не умер ни один человек на свете.


Говорит тогда святой Петр господу богу:


— Дело, господь, не к добру клонится, теперь ведь никто не помирает, надо бы нам к нему самим сходить.


Пошли они сами, и приказал господь бог Ганслю-Игроку, чтоб позволил он смерти с дерева слезть. Тот тотчас пошел и сказал смерти:


— Слезай вниз!


И смерть тотчас схватила его и задушила. Она ушла вместе с ним оттуда и увела его на тот свет. Вот подошел это мой Гансль к небесным вратам и постучался.


— Кто там такой?


— Гансль-Игрок.


— Ах, нам такого не надо, ступай прочь отсюда.


Подошел он тогда к вратам чистилища и постучался опять.


— Кто там такой?


— Гансль-Игрок.


— Э, да ведь ты попал к нам не из-за беды и несчастья, а играть мы с тобой не собираемся. Ступай прочь отсюда.


Подошел тогда Гансль к вратам ада, его впустили, но там никого не оказалось, кроме старца Люцифера да хромых чертей (другие в то время по свету расхаживали). Усадил их тотчас Гансль-Игрок и принялся опять за свою игру. Но сейчас у Люцифера не было ничего, кроме вот этих хромых чертей; вот Гансль-Игрок и выиграл их у Люцифера, потому что своими картами он мог все выиграть.


Выбрался он со своими хромыми чертями из ада и направился в Гогенфурт. Вырезал он там себе шест для прыжков, подкинул его к небу и начал небо раскачивать, и стало оно уже потрескивать.


Вот и говорит опять святой Петр господу богу:


— Дело не к добру клонится, надо будет его сюда впустить, а не то он нас самих с неба сбросит.


Вот, значит, пустили они его на небо. Но принялся Гансль-Игрок опять там за свою игру, и поднялся на небе тотчас такой шум и беспорядок, что не могли они и собственных слов разобрать.


И говорит святой Петр опять:


— Господь, дело не к добру клонится, надо будет его вниз сбросить, а не то он взбунтует все небо.


Вот, значит, взяли они его и сбросили вниз: и разделилась тогда его душа на части и вселилась в разных других игроков-побродяжек, что живут и до сей поры.



Опубликовано 29.07.2017 admin в категории "Братья Гримм", "Зарубежные сказочники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *